Алексей Волков (amazon_san) wrote,
Алексей Волков
amazon_san

Categories:

Студийная природная фотография

Решил-таки разместить у себя в журнале доклад, который должен был прочитать в Липецке 8-9 мая, но по различным причинам встречи фотографов не состоялось. В основном тут используются старые мои фотографии и заимственные не мои фотографии. Возможно мои мысли кому-то пригодятся.



Отказ от ответственности

До недавнего времени большинство моих немногочисленных докладов было посвящено, так или иначе, объёктам съёмки. Такие доклады довольно популярны ввиду их простоты, информативности и содержанию весьма большого количества визуальной информации. Но вот меня попросили рассказать о студийной съёмке, поэтому, сегодня доклад будет несколько другой. Студийная съёмка для меня, и эту фразу вы будете слышать ещё не один раз, дело личное и интимное. Поэтому всё тут сказанное будет представлять собой мои личные откровения на тему съёмки, фотографии вообще и студии в частности. То, о чём расскажу – есть моё «ощущение фотографии». Соглашаться или нет, дело ваше. В конце концов, правда, она у всех своя.

Будни фотолюбителя

5 лет занимаюсь фотографией. По сравнению с множеством различных автобиографий фотографов – это совсем не большой срок. Конечно, я могу вспомнить времена, когда я снимал на Зенит железные конструкции, фонари, провода и железнодорожное оборудование, а потом сдавал плёнку на проявку. Но серьёзным занятием назвать это было нельзя. Тем не менее – это был маленький шаг на пути к формированию моего нынешнего видения. Сейчас на фотографию уходит практически всё свободное время. Причём процент собственно съёмки в сравнении с объёмом потраченного времени не так велик, как хотелось бы. Большая часть времени уходит на множество других занятий невольно связанных с фотографией:


  1. общение с коллегами: как реальное, так виртуальное;
  2. жизнь на сайтах фотографии;
  3. чтение материалов по фотографии и фототехнике;
  4. просмотр фильмов, в том числе художественных и не про фотографию;
  5. хождение по выставкам чужих авторов (не всегда макро или даже природа);
  6. подготовка выставок (клубных, фестивальных и других);
  7. просмотр собственно фотографий других авторов.
Видно, что время, затрачиваемое на хобби, можно разделить на 2 основные части:

Cобственно процесс фотографирования.





Околофотографические бдения.

Например, походы на выставки:



Или тематические встречи (кликабельно):



Если с первой всё понятно, то вторая даёт очень важную вещь – насыщает информацией, позволяет пребывать в современном громадном и стремительном потоке «фотомоды», и что самое главное, служит источником идей, вдохновения. Но тут не стоит понимать всё буквально. Например, если персонаж в фильме хитро улыбнулся и интересно опёрся на фонарный столб, то не обязательно я побегу снимать модель именно в такой позе. Она лишь наведёт меня на некоторые мысли, т.е. приведёт в движение творческие шестеренки, которые в итоги выдадут идею, а руки и глаз впоследствии создадут конечный продукт – фотографию.
Природное и студийное

В последнее время постепенно раздувается искусственное деление природной фотографии на студийную и, собственно, природную. Дебаты на форумах жаркие, аж плавится экран монитора и глаза их читающие. В какой-то момент я тоже для себя провёл чёткую грань между природным и студийным. В результате для конкурсов снимал одно, для себя другое. Через 2 года полных провалов, я снова засел за размышления. На мой взгляд, проблема оказалась как раз в разделении понятий. Нельзя себя рвать на части, надо быть тем, кто ты есть и делать то, что тебе нравится и как тебе нравится (главное чтобы это не противоречило уголовному кодексу конечно). Поэтому сейчас я решил таки работать на себя, на своё творчество, поэтому студия и природная съёмка потихоньку соединяются в одно целое, в одну цель моего творчества – «мир сквозь Я-призму». Разделение необходимо там, где этого требуют внешние правила. Также напомню, хорошо писать правдивые комментарии и отвечать на соответствующие вопросы о съёмке.
Появление оборудования

У меня нет студии, нет отдельного помещения, нет набора импульсного света с генератором, ни больших рассеивателей, кронштейнов, даже визажиста в штате студии не наблюдается. Лет 5 назад, когда только начинал что-то серьёзно фотографировать, я работал в дизайн студии, где подвернулся заказ на предметную съёмку. К тому времени штатив, объектив, камера и тросик у меня были, а вот комплекта света не было. В результате дизайн-студия разжилась белым фоном, дешёвым комплектом постоянного света Recam,


а также небольшим лайтбоксом.



Оборудование впоследствии я потихоньку и выкупил. Освещение представляло собой 3 лампы на штативах, причём оригинальные галогенные лампы пришлось заменить, т.к. они просто расплавились в течении нескольких первых 10-ти часовых дней работы у Заказчика.


Я заменил те лампы на строительные энергосберегающие с белым спектром. И на кухне ночью у меня возникала мини-студия, где большие объекты снимались только 60-мм-овым объективом, т.к. отодвинуться не было возможности, мешала стиральная машина. К тому времени у меня уже были домашние насекомые (палочники, богомолы), которых, понятно, хотелось и поснимать.
Первый опыт

Первый бум съёмки прошёл быстро. Сняв 100-ый объект на диагональной палочке, я задался вопросом – почему эти фотографии не интересны? Вроде бы объект расположен на идеальной диагонали, пересветов нет, а выглядит всё равно неинтересно.







Ответ был прост. Фотография содержит только визуальную информацию об объекте. Такие фотографии не рассматривают на выставке, их проходят, как только глаза найдут название насекомого в описании к работе.
Что есть фотография?

На протяжении всего периода моего творчества я задавал себе вопросы:


  1. как определить хорошую фотографию?
  2. что вообще такое – хорошая фотография?

Прошло 5 лет с того момента как я себе сказал - «хочу снимать насекомых!» и только сейчас я заинтересовался очень важным аспектом фотографии – её историей. Если хочешь сделать большой шаг вперёд, иногда надо сделать 2 шага назад. Я долго пытался найти какую-либо интересную книгу по истории фотографии, и на фотофоруме случайно наткнулся на одну из них – «Собрание Дома Джорджа Истмена. История Фотографии с 1839г. до наших дней»



В своём эссе, которое стало одним из предисловий к книге, Дэвид Вутерс (фотоархивист и издатель, работающий на собрание дома Джоржа Истмена) немного критикуя систему поиска фотографий по вербальным признакам, т.е. по ключевым словам, описывающим предмет, сказал, на мой взгляд, просто гениальные слова:

Фотографии всегда обозначают нечто большее, нежели изображённые на них сюжеты. Личные ассоциации, нюансы презентации или особенности видения самого фотографа создают в пределах каждого снимка целый мир разнообразных возможностей. Фотографы представляют нам не только то, что изображено, но и всё, что подразумевается при этом. Именно благодаря этому они в своих работах остаются живыми, а коллекции становятся не только свидетельством прошлого, но и подлинной частью настоящего.

Подобно изысканно сотканному гобелену, фотография всегда дарит возможности новых открытий. Фотографии полны обещания, но лишь сам зритель определяет, будет ли оно выполнено. Если рассматривать их без внутреннего прозрения, снимки утомляют. Если зритель устал от старых историй, они покажутся скучными. Фотографии и фотографические коллекции побуждают нас задавать вопросы, глядя на старые снимки по-новому. Благодаря этому наградой нам становится новое понимание и познание нас самих, нашего мира и способности фотографии к преображению.

Эти 2 абзаца из эссе Дэвида Вутерса максимально точно передают характер той идеальной фотографии, к которой стремится всё моё творчество.
Главное в фотографии?

Что главное в фотографии? Идея. Она «Королева», перед ней пресмыкается и свет, и даже техническое качество. Хорошая идея или замысел, называйте, как хотите, несёт в себе много уровней вложенности. Тогда работа становится объёмной, причём объём у неё не физический, а как бы это сказать, духовный, интеллектуальный что ли. Как ни крути, но даже самая экзотическая «крякозябра» удостоится взглядом не более 10 секунд и слово «прикольный» будет единственным комментарием зрителя в выставочном зале. Взаимодействие, движение, экшн вызовет у зрителя неподдельный интерес, а если на фотографии будет несколько разноплановых объектов, да, к тому же они будут взаимодействовать между собой и при этом со скрытым подтекстом – это будет шедевр.

Как пример, несколько работ Rene Maltete (фотографии из сети, их там много):
























Студия для меня?

Но как бы мне не хотелось, тем не менее, подходы природной съёмки отличаются от студийных посиделок. Для меня студия – это возможность безграничного размышления над будущей работой. Это полгода блуждания идеи по черепной коробке и 10-20 минут на реализацию. Не все идеи становятся работами, некоторые даже не доходят до бумажной стадии или там и остаются, иногда навсегда. К сожалению, я не генератор идей, скорее как пустая 3-х литровая банка, куда потихоньку закладываются ягоды, вода и сахар, чтобы через много месяцев получить вкусный компот.

Некоторые коллеги по съемкам постоянно мне говорят о том, что показывать плохие кадры нельзя. Мне кажется, что только в сравнении хороших кадров с плохими, можно увидеть положительную динамику роста.
Пример неудачных работ:

Хотелось снять бабочку, которая должнв была вот-вот вывестись из куколки. Вышла она совершенно случайно и очень быстро. В результате, плохой кадр из-за нехватки времени на обдумывания идеи и спешную реализацию.





С таким тараканом я обязательно ещё поработаю. Первый блин, как говорится, оказался комом. В основном из-за динамичной модели и моих "идейных сомнений", т.е. так и не понял как снять то, что хочется. А хотелось показать "плексиглазовость" защитного панцыря, а этого для фотографии, как вы понимаете, мало.



Идея призраков тут просто провалилась. Получилось нечто невнятное.



Решил спародировать креветку на морской лилии. Как-то неубедительно вышло.


Поиск идей

Поиск идей сродни поиску грибов в лесу. Иногда ты натыкаешь на кустики и думаешь – там точно должны быть «подосиновички», а там и нет ничего. Идея возникает, словно золотой песок в корыте золотодобытчика, который промывает бесконечный поток визуальной информации. Серый, безликий поток несётся сквозь тебя и вдруг, сверкнёт яркая звёздочка. Вцепляешься в неё, очищаешь от хлама, пытаешься рассмотреть. Иногда это случайно упавший свет, иногда изогнутая веточка, форма насекомого, рисунок на надкрыльях и т.д. Ещё раз повторюсь, это не спонтанная съёмка, это длительный процесс, при котором вполне может ничего не получится.
Студийные навыки и поле

Работа в студии некоторым образом влияет на полевые навыки. По крайней мере «нащёлкавшись» в помещении, не будешь смотреть на кнопки, которые надо нажимать, а значит, не пропустишь необходимого момента, который зачастую является скоротечным. Пользуясь комплектом света, постепенно вырабатывается виденье «теневого рисунка» и уже в поле, когда оцениваешь ту или иную сцену, опыт сам строит перед глазами неснятый ещё кадр. И там же, в голове, ты его оцениваешь и принимаешь решение снимать или нет – это экономит много времени и сил.
Съёмка в студии

Свет


В студии, как бы этобанально не звучало, я использую либо естественный свет, либо искусственный. Причём доля второго по вполне понятным техническим причинам равна 99%. Солнце редко осветит нужный листик, прогуливаясь по окошкам квартиры, но иногда это происходит, как на данной работе с палочником.



Но обычно моя студия открывается поздней ночью, когда моя семья спит, поэтому без искусственного света тут не обойтись.
Свет – главный инструмент, которым должен мастерски владеть любой фотограф, если он себя считает таковым. И это, не столько инструмент для заливки, сколько кисть для подчёркивания нюансов. А нюансы, как известно, делают из фотки «Фотографию».
Объект

Конечно животные – это не люди, им не скажешь – «замри, поверни голову на бок, улыбнись таинственно и т.д». Для них зачастую такая съёмка – череда некоторых неудобств. Как минимум, переноска из привычного окружения куда-то на яркий свет. И тут разные насекомые ведут себя по-разному. Например, не всех палочников было легко снимать.



Вроде как палочник должен стоять на месте. А на деле Перуфазма на месте стоять не хочет, активно ползает в поисках укрытия, т.к. её подгоняет скрытное поведение – они дожидаются ночи в укрытии и тогда выходят в поисках пищи. Но при некоторых внешних обстоятельствах поведение животного отклоняется от основной поведенческой линии. Например, как в данном случае, с появлением шастающего туда-сюда по ветке самца, самка замерла в позе «не дам и не проси» и для более угрожающего эффекта открыла крылья. А я, как вы поняли, в это время шлёп шлёп и … снято. Т.е. данный кадр был получен ввиду опытных знаний вида + небольшая удача. Сам бы я никак не открыл крылья модели, что, кстати, у этого вида является позой угрозы, которая предшествует активному разбрызгиванию перуфазмола – едкой отпугивающей жидкости. Действует как нашатырь и слезоточивый газ в одном флаконе.
Фоны и присады

Помимо идеи не только главные модели являются определяющим звеном отличной фотографии. Тут важно всё – передний план, средний план, задний план. Присада + задний фон - это как макияж, который может быть незаметными подчёркивающим, делающим женщину неотразимой, а может быть таким, что на лицо тяжко смотреть будет. Так же и с деталями фотографии. Иногда единственный объект на фотографии вступает во взаимодействие с задним планом, в результате чего действующих лиц становится больше, появляется игра в голове зрителя. Поэтому у «студийщика», как у заправского мастера экибаны, всегда в рукавах масса присад, а дома потихоньку начинает расти коллекция веточек, колючек и тряпочек. Бывает так, что фотографии почти сформирована, даже есть главный герой, но нет присады. Тогда начинаешь обшаривать районы в поисках интересных присад, которыми могут быть как засохшие растения, так и некоторые вещи. Главное тут вовремя остановится. В прошлом году я пытался раздобыть нечто трубковидное причём естественного происхождения. В нашем парке прорастает гречиха сахалинская, но диаметр её ствола, увы, был слишком мал, но зато я нашёл борщевик – идеальное растение с идеальной трубкой. Понятно я не смог пройти мимо. А появившееся потом ожоги на шее и руках стали доказательством того, что иногда надо останавливаться.
Что снимать в студии?

Всё, что захотите. В конечно итоге это определяется размерами студии и целями съёмки. Для моих целей, пожалуй, необходимо сузить бесконечное пространство возможностей до двух направлений.
Экзотические насекомые

Не все имеют возможность посетить тропическую климатическую зону. Тем более что вся интересная живность зачастую обитает за пределами лонджей и отелей, в богом забытых непролазных джунглях, да, ещё к тому же активна только ночью. Снимать художественно ночных активных животных – есть высший пилотаж и таких фотографов можно по пальцам пересчитать. К тому же внушительное число тропических видов существ уже давно перешло в категорию «домашних любимцев», которых можно фотографировать, не подвергая свою жизнь тропическим опасностям. С другой стороны это замечательный материал, как для тренировки, так, и это главное, для реализации своих творческих проектов.



































Также можно снимать животных или предметы, съёмка которых затруднена или прервана какими-нибудь обстоятельствами. И опять какая-нибудь идея в кадре всегда приветствуется. В данном случае на зрителя действует устойчивая ассоциация с жирафом. А потом уже паук-бокоход.



А этот экземпляр мне достался совершенно случайно после походов моей коллеги Надежды Муравьёвой в один из подвалов Москвы, где эти насекомые обитают в большом количестве. Несмотря на страшный вид, это безобидный оранжерейный кузнечик. Я долго думал как его изобразить и мне пришла в голову следующая картина.



Идея была классная, а вот нормально предметы на сцене разложить толком не получилось, видимо не хватило опыта. Тем не менее, кадр под названием «Ночная смена» имеет место быть.

Человек, который никогда не сталкивался с миром насекомых, не сможет понять что это. То ли амфоры какие-то, то ли ещё что. Яйца палочников уникальны для каждого вида. Т.е. сколько видов палочников, столько и форм яиц.









Иногда студийная съёмка помогает получать некоторые кадры, добыча которых в условиях дикой природы очень сложна или невозможна. Например, астраханские землеройки, путораки, водят своих детёнышей из норы в нору паровозиком. Т.е. один детёныш зубами хватает мягкий зад матери, другой хватает первого детёныша и так далее. Так под покровом ночи где-то в астраханских степях путораки водят свою малышню на расстояние до 8-ми километров. Без специальной и очень серьёзной подготовки, фактически целой экспедиции такие кадры получить сложно, но в студийных условиях Московского зоопарка гораздо проще. Безусловно "ценность" кадра, сделанного в дикой природе для самого фотографа, снимающего природу, будет выше, чем тот же кадр, сделанный в студии, но парадокс заключается в том, что зрителю в большинстве случаев безразличны условия съёмки, т.к. он смотрит на конечный результат. В данном случае кадры расрывают важную биологическую тему.







Иногда же такие экзотические животные попадаются у нас. Как, например, случай с верблюдкой, которая сама залетела в квартиру, привлечённая светом на кухне. Конечно, я её поймал, разложил студию и поснимал. Снимал её до 5 утра, после чего была отпущена в предрассветную полутьму. Случай – чистая удача, но, согласитесь, искать целенаправленно в Москве редкую верблюдку, просто непозволительная трата времени и средств.





Была у меня идея – снять скрученную в спираль многоножку или по-научному кивсяка. В начале я думал о тропических особях, но заводить такую дома совсем не хотелось. Длинная с 15 см колбаса, по которой постоянно ползают маленькие симбионтные клещики - зрелище не для слабонервных. Потом я случайно наткнулся на местных особей в Кузьминском парке, что в Москве. Наши многоножки в отличие от тропических собратьев не такие большие – всего лишь 5 см в длину, но в остальном похожи. Я начал снимать на месте, но у меня ничего не получалось. По какой-то причине потревоженные особи ни за что не хотели скручиваться в спираль, а пытались бежать при первой возможности или забивались под камушки. В результате я взял пару домой. Оборудовал им небольшой загончик с песочком и прелыми листиками и едой и стал наблюдать. Оказалось, что в спираль многоножка скручивается, когда расслабляется или отдыхает. Поэтому съёмка в студии мне помогла снять её после недельного наблюдения.



Или случайно попавшаяся линька палочника.



Или процесс маскировки с использованием подручных средств. Это вообще отдельный рассказ.



Природные процессы

Всё-таки в большей степени мы все люди работающие, единицы из нас работают в любимой фотоиндустрии. И тем не менее, когда дело касается некоторых природных процессов, то студийная съёмка является наилучшим методом получения необходимых материалов.

Возьмите любой ББС фильм о природе, особенно о насекомых или рептилиях/амфибиях. Да, все общие планы сняты в природе, но крупные планы, специфическое взаимодействие проще и дешевле снять в специально оборудованной студии. Да, дешевле воссоздать кусок джунглей, чем со всем видеооборудованием ползти по бескрайним и опасным лесам выискивая какую-нибудь тропическую колемболу. Причём не просто найти, а дождаться необходимого момента. Никаких бюджетов на такое не хватит. Чует моё сердце, скоро фильмы о природе вообще станут исключительно реалистичной 3д-анимацией, выполненной под надзором биологов, а наклейка на постере «снято без применения компьютерной анимации» станет неким эталоном качества. Первой ласточкой стало художественное кино, несколько лет активно использующее в съёмках 3д-модели животных.

И вот есть потребность снять полный цикл некоторой бабочки. Что тут делать? Искать каждую стадию в полях и гордо потом говорить, что снимал её 10 лет, когда в студийных условиях можно уложиться за год. Хотя конечно всё зависит от целей. Если природные условия, обязательный пунктик контракта, то ничего не поделаешь – иди, ищи. Если нет, то можно сэкономить уйму времени сил и средств. Но, тем не менее, сейчас поступают комплексно – общие планы снимают в природе, крупняк в студии.

Я решил снять цикл бабочки под названием Большая Гарпия, обитающей в средней полосе. Активна ночью, изрядно мохната. Эдакий меховой заяц беляк.

Тем не менее, перед тем как стать пуховичком, Гарпия на свет появляется маленькой черной гусеничкой 5 мм в длину.



С каждой линькой видоизменяется.



В следующем возрасте гусеница изрядно принарядится





С гусеницами можно тоже реализовывать интересные идеи, правда, объект уж больно упрямый.





Гусеница потемнела, сменила наряд - готовится к окукливанию, чтобы следующей весной превратиться в красивую меховую варежку.



Сначала плетётся передняя часть кокона.



Потом она в него целиком залезает сворачивается пополам и плетёт заднюю часть



Чтобы потом превратиться в кокон:



И там она погрузится в сон до самой весны. Со звонком биологических часов бабочка покинет свой домик. Причём можно хранитьь куколку в холодильнике или в тепле, не важно. В отличие от тропических бабочек, Гарпия не выведется зимой, а будет упорно дожидаться весны.

Самец:



Самка:



И последний проект на сегодня – это Таракан-домино Therea petiveriana. Полгода вынашивал идею. Думал, как бы показать особенности его строения и заодно сделать какую-нибудь провокацию.



Как обычно. Вначале идея, потом зарисовка и попытка реализации. В этот раз мне повезло, и я снял кадр буквально за минут пять. При этом оборудование устанавливал все полчаса. На данном кадре – таракан это настоящий остров спокойствия для глаз. После пережитого шока, взгляд устремляется рассматривать таракана, который сливается с фоном при этом всё окружающее пространство угрожающе щерится.

Именно так я воспринимаю "студию" - ещё один инструмент для творчесского самовыражения + ещё один способ снимать природу, особенно, когда это касается экзотических насекомых или уникальных природных процессов.

В конце концов всё зависит от целей съёмки. Иногда студийная фотографии может стать для какого-то проекта настоящей палочкой выручалочкой.

Напоследок ещё добавлю: вернитесь наверх и прочитайте ещё раз слова Дэвида Вутерса! А потом прочитайте ещё раз и ещё пару раз! Фотография не должна быть вещественной, она должна заставлять думать, додумывать, в общем фотография о том, чего на фотографии нет. Так я считаю.
Не всегда получается снять такую работу. Я даже сомневаюсь, а есть ли у меня вообще хоть одна такая работа?

На этом всё. Будьте здоровы и фотографируйте!

ЗЫ. Скорее всего у меня есть миллион ошибок, которые надо срочно поправить. Если найдёте, дайте знать, исправлю!
Tags: алексей волков, выступление, гарпии, гусеница, гусеницы, доклад, домашние животные, домашний инсектарий, инсектарий, личное, люди, макроклуб, макрофотография, мелкий млекопитающий, надежда муравьёва, насекомое, насекомоядное, насекомые, неожиданный палочник, палочник, палочники, природа, психология, публикация, путорак, рождённые летать, светопись, семинар, статья, съёмка, фотография, фотосъёмка, хочется спать, юный натуралист, яйца
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 42 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →